Под вечер накрывает.

Весь день как-то, попроще говоря, «ниче-ниче», а ближе к ночи — накатывает. Нет, днем мои мысли меня тоже не покидают, они постоянно со мной. Но с закатом их становится больше, раны опять вскрываются, я начинаю по новому кругу переворачивать все в очередной раз в своей голове.Зачем делаю это? Если хочешь быть счастливым — будь им.Если хочешь быть счастливым человеком — не копошись в прошлом.Всю эту теорию я прекрасно знаю, в день по несколько раз на работе просматриваю всякие психологические паблики.Но вот на практике как-то не получается сделать так, как учили еще раньше, в колледже — принять ситуацию и отпустить ее.Мне бы хорошо на что-то отвлечься. Давно уже подумываю начать танцевать. Просто вспоминать танцы из анимационных мюзиклов и повторять их дома.Но прихожу с работы и максимум, на что меня хватает — ужин с Малаховым и сериал с диваном.Даже мама уже говорит, что я превращаюсь в Рапунцель в башне. Нет-нет, на разные мероприятия я, конечно, выбираюсь из дома. Даже заметила, что после работы хожу по магазинам, ищу там всякую фигню для походов в наше любимое с Канкой заведение… Но чаще всего — ощущаю присутствие этих дурацких мыслей. Надо как-то уже выбираться из этой пропасти одиночества.

Комментариев: 12

Рассказать вам всё.

Стоит пережить что-либо, и уже можно признать,

что с этого дня твоя жизнь будет одним большим колесом,

прокручивающим одну и ту же эмоциональную травму,

снова и снова заставляя тебя вспоминать и переживать её.

Джо Данторн «Субмарина»

 

Я обязательно расскажу вам всё. Каждый момент. Но только чуть позже. Сейчас почему-то трудно обо всем вспоминать.

Вернулась домой. Сбросила все фотографии на жесткий диск. Ключевое слово — все. Все фотографии за четыре года. Отдых, анимация-2013, Стамбул-2013, анимация-2014, Стамбул-2014. Жесткий диск отправился куда подальше — в ящик стола. Нет желания просматривать фото с последней поездки. Опять-таки, ключевое слово — последней

Рано или поздно наступит тот день, когда придётся всё это вспомнить. День этот имиенно наступит на меня. Раздавит. Слезами, печальной музыкой, этим блогом. 

Мне придётся, как модно сейчас говорить, оставить это здесь, чтобы забыть (на этот раз уже навсегда).

Хватит уже. Пора взрослеть. Пора уже променять состояние «в омут с головой» на гордость. А мне этой самой гордости очень не хватает.

«Когда ты кому-то дорог, жизнь всегда окрашена более яркими красками».

Олег Рой «Человек за шкафом»

 

Очень верное утверждение. А я возвращаюсь в своё привычное состояние — агрессивно-задорно-депрессивное. Сама себе удивляюсь, последнее время я что-то уж больно много всё шучу и шучу. Мне плакать надо. А я веселюсь.

Просто пока нет сил рассказать вам всё. Но я обязательно расскажу. И наверное, мне даже станет легче.

 

 

 

Комментариев: 12

Привет из Стамбула!

И спасибо всем за поддержку!
Комментариев: 0

7:57

Мой ручной Лев, мой милый маленький дружочек, моя лисичка, моя красавица Хюррем-султан хочет отправиться вместе со мной 

Я буду скучать по ней.

Комментариев: 17

17:05

На поиски рая!

Туда попадаю все псы...

А значит — он есть,

Значит — есть туда и дорога.

Я плачу, кричу, снова плачу...

И нет больше сил.

А только тоска и тревога.

Осталось немного.

Собачьи глаза видят то, что не видит никто.

Все псы попадают в рай -

И это уже аксиома.

И в общем не важно,

Что станет со мною потом...

Когда за порогом

И так ясно вижу — дорога.

(Стихотворение написано моей школьной подругой специально для меня, давным-давно, кажется, в 2009-м году, когда я отправлялась в свое первое самостоятельное путешествие, а она только начинала писать стихи).

 

Ушла с работы пораньше. Надо бы потихоньку собирать вещи, да и чего там делать? — и так целыми днями просиживаю или в сообществах в контакте, или в онлайн-игрушках. Сейчас полезнее быть дома.

Вроде бы, всё закупила. Начальница передала банка сгущенки, даже подписала подарок: «Дорогому зятю от меня. Тёща рабочая». Так мило. Приятно осознавать, что даже на столь нелюбимой работе коллеги переживают, думают обо мне.

А нервы всё шалят. А глаз всё дёргается.

Сегодня ночью, наверное, вообще не усну. Буду отслеживать время. 

Не верится, что совсем скоро я смогу его обнять.

Два перелета. До Москвы — два часа. Три часа ожидания в Шереметьево. И из Москвы до него — три с половиной часа лететь. Ничего. Выдержу. Всё вспоминаю, как в прошлом году, услышав в самолете голос пилота, который сказал, что наш самолет начинает снижение над аэропортом Ататюрка, заплакала от радости.

Я приеду. Он меня встретит. Мы обнимемся. Я заплачу. Как всегда. А неоторые ведь даже не поверили бы, что я умею плакать. Да, и такое со мной бывает. От радости. 

А завтра я засну совершенно спокойно. Рядом с лучшим мужчиной на этой планете. Рядом с мужчиной всей моей жизни.

Комментариев: 7

31:15

Ну всё. Видимо, нервы уже совсем сдают потихонку. Сейчас вот скажут — «знаешь, дорогая женщина, хватит уже нас трепать, что-то нам поднадоели эти твои нечаянные радости и затяжные грусти, мы уже совсем ни к черту, в плохом состоянии, так что ты уж там как-нибудь сама».

Нет, ну не идиотизм ли? Сижу у монитора и обливаюсь слезами. Шмыгаю носом, как можно тише. Не хочу, чтобы это услышала мама. Ни дай Бог, подумает, что что-то у нас пошло не так.

Не знаю, что это сказывается, усталость ли, напряженность ли, может постоянное подвешенное состояние, или ожидание чего-то там, но я сижу и реву от сообщений. Причем ничего плохого-то мне не пишут, а слёзы текут.

Я думала, что завтрашний вечер не наступит в моей жизни ни-ког-да.

Не отказывалась от своей мечты. Но и не верила особо. Так, потихоньку отпускала, чтобы не так уж больно было периодически. Особых надежд не питала уже.

А теперь, когда так мало осталось… мне просто не верится. От того-то слёзы и текут.

Таую слабость, наверное, можно себе простить.

Комментариев: 11

34:37

Пусть станет невозможное — возможным. 

Пусть станет близким то, что далёко. 

И пусть всё то, что было очень сложным, решается красиво и легко.

Комментариев: 5

Всё будет. Стамбульские приключения. Дворец Топкапы.

«В давние времена на востоке, гарем хоронили вместе с султаном.

Законы были жестокие, но действенные. Все жили долго.»

 

Топкапы́ (тур. Topkapı) — главный дворец Османской империи до середины XIX века. Название Топкапы в переводе с турецкого означает «пушечные ворота». Также известен как Сераль (фр. Serail от персидского Serai — «большой дом, дворец», перешедшего в тур. saray).

Площадь дворца более 700 тыс. кв. м., он окружён стеной длиной в 1400 м.

В 1453 году, после завоевания турками Константинополя, османский султан Мехмед Завоеватель первоначально поселился в построенном для него дворце в районе нынешней стамбульской площади Баязид. От этого дворца ничего не сохранилось, однако гарем старого дворца с самого начала располагался в Топкапы. Этот старый гарем ныне известен как «Изразцовый павильон».

 

 

После того как Мехмед Завоеватель приказал соорудить на развалинах дворца византийских императоров новый дворец — дворец Топкапы, «Изразцовый павильон» стал считаться самой старой его частью. При этом первые 50 лет существования Топкапы сохранялась ситуация, когда султанский дворец был фактически лишь рабочей резиденцией султанов. «Изразцовый киоск» с гаремом находился за пределами дворцового комплекса Топкапы.

Только позднее Роксолана (она же Александра, она же Хюррем-султан) — славянская наложница, а затем жена султана Сулеймана I, добилась от него переноса гарема в султанский дворец Топкапы, чтобы быть ближе к султану. Строительство гарема Топкапы при Сулеймане I стало крупнейшей перестройкой дворца Топкапы с момента его основания.

В последующие века дворец Топкапы достраивался и обогащался. На протяжении 400 лет дворец оставался главным дворцом Османской империи (в нём жили и правили 25 султанов). В 1854 году султан Абдул-Меджид I переехал в новую резиденцию — дворец Долмабахче. В 1923 году, с установлением республики, дворец Топкапы, как и другие дворцы, по приказу Мустафы Кемаля Ататюрка, был объявлен музеем. Резиденцией главы турецкого государства стал дворец Долмабахче.

Павильоны дворца, дающие ощущение роскоши, в которой жили султаны. Сложные, яркие и красочные мозаики. Красивые витражи. Великолепные сады и прекрасные тюльпаны, захватывающие дух панорамы. Дворец Топкапы в Стамбуле никогда не был разграблен вражескими армиями, все его содержимое, накопленное веками, сохранилось практически нетронутым. Поэтому это музей мирового уровня. Но самое интересное в нем:

— Сокровищница

— Коллекция реликвий

— Коллекция одежды султанов

— Собрание оружия и доспехов

— Коллекция фарфора

— Гарем, где жили наложницы и султанские жены. Эти нежные и слабые женщины были могучей политической силой, которая многократно увеличивала шансы одних шахзаде (наследников-принцев) на султанство или для других сводила их к совершенному нулю. 

Весь огромный дворцовый комплекс окружен внешней стеной. Внутри стен – территория 700 000 квадратных метров. Она состоит из четырех основных дворов, внутри которых множество исторических зданий и павильонов. Все это на протяжении веков строилось, перестраивалось, расширялось, изменялось, восстанавливалось после пожаров и землетрясений… Впрочем, такое происходит с любой из королевских резиденций в любой стране.

Итак, окруженный высокими и широкими стенами, комплекс делится между собой на дворы, которые как бы вложены друг в друга. Внутренние дворы тоже обнесены стенами, так что все вместе образует небольшой город – с дворцовыми павильонами, дворами, мечетями, фонтанами, банями, арсеналом, тюрьмой, в нем была школа с общежитиями, которая готовила государственных служащих, солдат …

Считается, что у Дворца Топкапы было 13 ворот, но до наших дней дошли не все они. Из них главные – монументальные ворота «Имперские», покрытые мрамором и украшенные стихами из Корана, некогда они открывались с утренним призывом к молитве и закрывались сразу после вечернего призыва.

Они ведут в окруженный зубчатыми стенами первый двор дворцового комплекса. Здесь были дворцовая больница, пекарня, Арсенал, Государственный монетный двор, часть казначейства, помещались различные служебные павильоны и подсобные помещения.

Этот двор носит название Двора Янычар. Ряды почтенных платанов, растущих здесь, некогда укрывали своей тенью янычар, которые до 1826 года были личной гвардией султана. Это был настоящий сброд, масса людей не турецкого происхождения, но обращенных в ислам.

Им нельзя было жениться и обзаводиться семьями, нельзя было заниматься каким-либо ремеслом или торговлей, единственным делом их жизни была только война и грабежи. Это был спецназ того времени.

Фанатичная и жестокая опора султанского трона. Которая стоила казне немалых денег, а при малейшей задержке выплат это буйное воинство переворачивало свои котлы, символы янычарских благ, по которым оглушительно бухали и грохотали палками, словно по барабанам. И тогда все живое пряталось – так начинались опасные и жуткие янычарские бунты.

Главная достопримечательность этого двора — древнейшая церковь Святой Ирины, единственная в городе, не превращенная в мечеть. В ней великолепная акустика, поэтому здесь иногда проводят концерты.

 

Рядом находится фонтан. Это фонтан Палача, где безъязыкие исполнители султанской воли отмывали от крови руки и меч после своей страшной работы. А головы казненных выставлялись в ниши главных ворот, там, где сейчас стоят вооруженные полицейские.

За Вратами Приветствия с двумя восьмиугольными башнями, увенчанными коническими крышами, находится Второй двор. Доступ в него во времена империи был строго регламентирован, а сами обитатели дворца выходили из него редко. Дворец жил как автономное образование. Через эти ворота на коне мог проехать только лишь один султан или его мать, все остальные могли идти только пешком. У этих ворот помногу дней ожидали приема иностранные послы… До 18 века послы, даже с верительными грамотами, должны были претерпевать многочисленные мытарства и унижения, добиваясь аудиенции главы государства.

Внутри — огромный парк с кипарисами, платанами, кустами роз. Некогда здесь, по дорожкам, словно в райском саду, разгуливали газели, лани и павлины. От входных ворот разбегаются дорожки к дворцовым кухням, дворцовым конюшням, к Дивану, где решались государственные вопросы, к Гарему и следующим воротам – Вратам Счастья, ведущим в третий двор.

В бывшей дворцовой конюшне – выставка упряжи и экипажей самого султана и Валиде Султан, причем некоторые из карет – дорогие подарки европейских монархов .

Дворцовые кухни тянутся по правой стороне всего двора. Их проектировал знаменитый архитектор Синан. Заслуживают внимания широкие трубы на крыше.Один только взгляд на них дает отчетливое представление о том, какую уйму народа кормили во дворце в прежние времена. Вообще-то на кухнях работало больше 800 человек, целая армия поваров, поварят, кондитеров, которые парили-жарили на 5 тысяч едоков, а в торжественных случаях они могли накормить до десяти тысяч человек.

Сейчас здесь представлены выставки коллекций редкого и драгоценного китайского и японского фарфора, привезенного по легендарному Шелковому Пути. Среди них есть один сервиз, цвета морской волны, который, как уверяют дворцовые летописи, имел необыкновенно полезное свойство менять цвет при контакте с отравленной пищей. А для султанов Османской империи это было просто бесценно, поскольку немало их ушло в лучшие миры от отравления.

Помимо фарфора здесь можно посмотреть на дворцовую коллекцию из керамики, стекла, серебра. Еще там есть любопытная экспозиция разнообразной кухонной утвари: огромные котлы, казаны, поварешки, кастрюли.

Но самое главное на этом дворе – это имперский совет – Диван. В нем четыре раза в неделю встречались, обсуждали дела, принимали важные решения государственные мужи – великий визирь и девять обычных визирей, которые были как бы его замами, с разными обязанностями. В эту элегантно оформленную куполообразную комнату с восхитительными изникскими плитками вызывались ведущие должностные лица османской империи.

 

 

В стену, над местом, где сидел Великий визирь, была вделана золоченая решетка, через которую из соседнего помещения, оставаясь невидимым, султан мог слушать все обсуждения. Никто и никогда на собраниях Дивана не мог с уверенностью сказать, есть ли султан за стеной, слушает ли он их. Незримое, но недремлющее око повелителя очень помогало и стимулировало практическую работу подчиненных. Для вящего соблюдения секретности включался фонтан в центре комнаты, и под его журчание обсуждались вещи, которые должны были остаться абсолютной тайной.

Здание Дивана венчает Башня Правосудия, она двухступенчатая и четырехгранная, с конической крышей. Поскольку она возвышается над всем дворцовым комплексом, то с нее осуществлялся визуальный контроль территории, особенно тщательный во время заседаний Дивана. В такие дни во дворе было не протолкнуться от разодетых вельмож и их челяди. Но тишина при этом стояла почти абсолютная. И это просто поражало иностранцев.

Чтобы попасть в третий двор, надо пройти через ворота, носящие замечательное название – Ворота Счастья.

Третий двор называли Эндерун – Внутренний дворец. Он особенно красив, подстриженные газоны, цветы, деревья вдоль аллеи, фонтаны, древние серебристо-серые здания, внутри которых потоки света из окон и витражей падают на изникские плитки, на раздвижные двери с резными деревянными панелями, на мягкие сиденья, создавая ощущение мира и покоя.

Сразу за порогом Ворот Счастья стоит Зал Аудиенций. Султан сидел на своем золотом, украшенным изумрудами троне, и слушал доклады Великого Визиря о работе Дивана. Присутствующие при этом сидели на полу. Здесь же принимались иностранные послы, которых при этом сопровождали два стражника. Каждый из них держал одну руку иностранного гостя для предупреждения возможных недружественных поступков последнего. Маленький фонтан у правой двери обеспечивал приватность беседы.

 

В центре третьего двора находится библиотека Ахмета III. Ранее здесь хранились более чем 3.500 рукописных книг по теологии и исламскому праву на турецком, арабском и персидском языках. Некоторые были инкрустированы перламутром и слоновой костью. 

 

В здании школы пажей представлена ценная коллекция султанской одежды. В ней около 2,500 предметов: от парадных султанских халатов из драгоценных тканей с самоцветными камнями и мехом до более скромных повседневных: маленький детский кафтанчик султана Селима и отлично сохранившийся кафтан из красного и золотого шелка, принадлежащий Мехмеду Завоевателю, возраст которого более пятисот лет.

 

Сокровищница содержит огромную коллекцию подлинных уникальных ювелирных изделий. Золото, серебро, рубины, изумруды, нефрит, жемчуг, бриллианты… Блестящие и сверкающие сокровища! Великолепие!

 

 

Четвертый двор дворца Топкапы был предназначен исключительно для султана. Скорее это был не двор, а декоративный сад с мраморными террасами и красивыми павильонами. Это было убежище султана, где можно было насладиться уединением, тишиной, покоем, замечательным видом на водную гладь Босфора, полюбоваться проплывающими кораблями, подышать свежим воздухом, ароматом цветов.

 

А это Мирием-султан во дворце Топкапы 2014 год.

Стамбул — город бродячих кошек! Их, толстозадых и довольных, можно встретить повсюду! Даже в султанском дворце...!

 

Церковь святой Ирины.

 

У «ворот приветствия» растет вот такое необычное дерево.

 

 

Дворец до сих пор охраняем.

 

А это славянская Марья-царевна в зале Дивана.

 

На выходе все желающие могут сфотографироваться в импровизированных костюмах, в окружении паши и султана. 

 

Мы там были не долго. Надо повторить. Чтобы уже основательно все разглядеть 

Комментариев: 78

Немного сыкотно, друзья.

Замедляют ход уставшие часы,

Пять минут всего до взлётной полосы.

И не надо рано устром мне вставать -

На работу убегать.

Завтра я возьму билет на самолёт,

Я о нём мечтала весь последний год.

Завтра я к тебе, любимый, прилечу,

Я давно к тебе хочу.

Каникулы! Завтра я на всё забью,

На работу не пойду....

How do you do you do?

Каникулы! Завтра я на всё забью,

На работу не пойду....

How do you do you do?

Пусть, конечно, я и не завтра улетаю, и пусть, конечно, пока что еще *опой на стуле, но мыслями-то уже в Стамбуле!

Остались считанные дни. Даже не месяц и не неделя. Осталось совсем чуть-чуть.

А сегодня, сидя на олимпиаде и сторожа детей, чтобы не списывали, мне почему-то стало как-то страшненько. У меня всегда такое состояние перед отъездом. Всё боюсь, что прилечу, а в аэропорте никто не встретит. Могу представить своё лицо в этот кошмарный момент:

А вот правда, если вот так приеду, а там никого нет (вернее, конечно, есть, там всегда много народу, аэропорт же ж), но конкретно того, кто меня ждёт, там не окажется… вот что делать? Не знаю. Наверно, отправиться в пучину отчаянья, а потом — домой.

«Кораблю безопасней в порту. Но ведь он не для этого строился»

А вообще надо гнать все эти сомнения прочь, подальше. Надо бросить уже это неблагодарное дело — сомневаться. Какой в этом толк? Всё у меня будет замечательно. Впереди — дооолгий путь, с музыкой в наушниках, пересадкой в Москве и ожиданием. А потом, спустя три часа, аэропорт Ататюрка будет всё ближе, ближе, ближе… потом — посадка, утомительный паспортный контроль, получения багажа, и всё. И сбывание всех мечт.

Осталось совсем чуть-чуть. Уже так много пройдено, так много сделано, чтобы сомневаться еще в чем-то… ну не глупость ли? Всё получится.

«Мы вольны лететь туда, куда захотим. И быть такими, какими мы созданы.»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментариев: 23

Всё будет. Стамбульские приключения. Площадь Таксим.

Пло́щадь Такси́м (тур. Taksim Meydanı) — площадь в центральной части Стамбула. На этой площади расположены ряд престижных гостиниц, множество магазинов. Площадь является местом массовых гуляний как местного населения, так и туристов. Название происходит от араб. تقسيم‎‎, «деление».

Площадь «Таксим» была построена на некогда располагавшемся здесь армянском кладбище «Сурб Акоп» (Святого Акопа), основанном в XVI веке во времена султана Сулеймана I (да-да, того самого, у которого была русская жена). В ходе продолжающегося строительства на площади Таксим были обнаружены 16 армянских могил и остатки стен зданий XIX века.

В центре площади находится 12 метровый монумент «Республика» (Cumhuriyet Anıtı), воздвигнутый в 1928 году по проекту итальянского архитектора Пьетро Каноника.

Монумент символизирует армию-освободительницу и установление республики. Памятник на площади Таксим включает скульптуры маршалов и турецкий народ.

Кроме того, помещены скульптуры Климента Ворошилова и Михаила Фрунзе, по указанию Ататюрка, в благодарность за военную помощь со стороны Советской России в войне 1920 года.

В конце мая 2013 года площадь стала местом столкновения турецкой полиции с демонстрантами. Любая группа людей, имеющих претензии к властям города или просто толпа радостных футбольных фанатов, по традиции, проходит по главным улицам города и направляется на площадь Таксим, откуда их прогоняют полиция, поливальные машины и слезоточивый газ.

В прошлом году мы почти каждый день гуляли по Таксиму и упирающейся в него улице — Истикляль. И совершенно ничего не предвещало беды. Но в день моего отъезда там, как раз-таки, после матча и случился массовый разгон по домам фанатов.

Комментариев: 24